Алина Котович

Темой моего монолога стало тело, в частности — обнаженное тело. Мне очень хочется избавить наши тела от сугубо сексуального контекста. Тело — это всего лишь тело. Это прекрасный, в любых его формах, инструмент взаимодействия с миром. И решаем, как им распоряжаться, только мы сами, каждый отвечая за свое собственное.

Почему, если мне нравится делать из своего тела искусство, позируя обнаженной, я автоматически становлюсь секс-объектом, да еще и доступным? А что, если при помощи фотографии мне просто хочется остановить время и оставить на память снимок не только лица, но и других частей? Недавно мой друг признался, что именно эта моя мысль о том, что тело меняется, стареет, и почему бы не «сохранить» его на фотографиях, сделало его смелее и вдохновила на фотосессии. Он предпочел оставлять снимки в личном доступе или показывать только близким. Мне нравится некоторыми ню-снимками делиться с миром. Любой наш выбор — это наш выбор. И причины, по которым мы «делимся» или «не делимся» своим телом, у всех тоже свои. Мы не обязаны их объяснять каждому.

Я могу позволить себе ходить без бюстгальтера, потому что у меня небольшая грудь и потому что я, внимание, смелая. Любая другая девушка может быть настолько же «смелой», если ей хочется, если ей так удобнее. И в том, что грудь видно из-под одежды, тоже не обязательно будет сексуальный посыл.

Люди всегда сталкиваются с мнениями и критикой по поводу своих тел: размер, татуировки и любые другие модификации, одежда, все что угодно. Но когда дело доходит до обнажения, особенно женского, мы сталкиваемся с мощной объективацией, и это не стоит оставлять без внимания.